Вернуться на карту ↩

Апелляционное определение по делу № 33-6296/2012

10 октября 2012 года 

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего Лисовского В.Ю.

судей Омского областного суда Емельяновой Е.В., Чернышёвой И.В.

при секретаре Мозгуновой А.А. рассмотрела в судебном заседании 10 октября 2012 года дело по апелляционной жалобе генерального директора ОАО «КамКур Агро» Берегового М.В. на заочное решение Муромцевского районного суда Омской области от 23 июля 2012 года, которым постановлено:

«Заявленные Боксбергером А.А. к ответчику Открытому акционерному обществу «КамКур Агро» исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Взыскать с Открытого акционерного общества «КамКур Агро» в пользу Боксбергера А.А. возмещение материального ущерба в размере рублей, упущенную выгоду в размере рублей, а также судебные расходы в виде уплаченной истцом государственной пошлины в размере рубля, всего взыскать в пользу истца на сумму рубля.

Взыскать с Открытого акционерного общества «КамКур Агро»  в пользу бюджета Муромцевского муниципального района Омской области не уплаченную государственную пошлину в размере рубля».

Заслушав доклад судьи областного суда Чернышёвой И.В., судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда

УСТАНОВИЛА:

Боксбергер А.А. обратился в суд с иском к ОАО «КамКур Агро» о возмещении ущерба и упущенной выгоды, вызванных гибелью пчёл. В обоснование указал, что имеет в личном подсобном хозяйстве пасеку, на которой находятся ульи с пчелосемьями. На момент начала летнего медосбора 2011 года пасека состояла из 14 ульев с пчелосемьями. Утром и днем 07.08.2011 г. ОАО «КамКур Агро» производило обработку посевов на своих полях с использованием химических препаратов без оповещения населения с. Камышино-Курское, расстояние до которого от обрабатывавшихся полей составляет 300-400 м. В этот же день на его пасеке начали массово гибнуть пчёлы.

Причиной гибели явилось попадание в организм пчёл вещества «гамма-цигалотрин» (торговое название «Вантекс»), примененного ответчиком при обработке полей. В результате действий ОАО «КамКур Агро» у него произошла гибель 12 пчелосемей на общую сумму руб. Ему причинен ущерб от недополучененой продукции пчеловодства (мёда) с момента отравления пчёл и до окончания медосбора, размер которого при обычных условиях пользования пасекой составляет от 21 до 23 кг товарного меда с одной пчелосемьи. При стоимости меда руб. за 1 кг, ущерб в виде упущенной выгоды составил руб. Просил взыскать с ответчика ОАО «КамКур Агро» сумму реального ущерба руб., а также упущенную выгоду руб.

Истец Боксбергер А.А. в судебном заседании иск поддержал и пояснил, что ущерб рассчитан по минимальным размерам, как по стоимости меда, так и по стоимости пчёл породы «Карпатка», одну пчелосемью он оценивает по руб. Массовая гибель пчел в тот же день произошла и у других жителей с. Камышино-Курское, которые имеют пасеки.

Представитель ответчика ОАО «КамКур Агро» в судебное заседание не явился, о времени и месте его проведения извещен.

Судом постановлено изложенное выше заочное решение.

В апелляционной жалобе генеральный директор ОАО «КамКур Агро» Береговой М.В. просит решение суда отменить, ссылается на нарушение судом норм процессуального права, отсутствие оснований для применения судом ст. 61 ГПК РФ в связи с несоответствием субъектного состава по ранее рассмотренному делу с участием ОАО «КамКур Агро». Полагает, что истцом не доказано наличие у него пасеки, причинение ущерба. Отсутствуют надлежащие доказательства, подтверждающие достоверность утраты пчёл именно от отравления пестицидами. При сборе и отправке материалов на исследование было нарушено действующее законодательство. Указывает на недостоверность результатов проведенного исследования, примененных методик, неверный расчет размера упущенной выгоды в виде неполученного мёда, используемых показателей при его подготовке, а также информации об объеме медосбора в иной период.

Лица, участвующие в деле о времени и месте слушания дела извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, заслушав пояснения представителя ОАО «КамКур Агро» Землякова А.В, поддержавшего апелляционную жалобу, истца Боксбергера А.А., полагавшего жалобу не подлежащей удовлетворению, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Согласно ст. 1079 ГК РФюридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в т.ч. использование сильнодействующих ядов и т.п.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании.

При рассмотрении дела судом установлено, что ОАО «КамКур Агро» 07.08.2011 г. в период времени с 09 до 14-15 часов производило обработку расположенного в непосредственной близости от с. Камышино-Курское горохового поля смесью пестицида «Вантекс» и инсектицида «Данадим Эксперт», являющихся потенциально опасными веществами, воздействие которых создает повышенную вероятность причинения вреда.

При этом доводы жалобы о необоснованной ссылке суда на решение Муромцевского районного суда г. Омска от 26.01.2012 г. и апелляционное определение от 04.04.2012 г. по аналогичному спору, где в качестве ответчика выступало ОАО «КамКур Агро», являются обоснованными, но не могут повлиять на правильность решения суда в целом, поскольку оно основано, а выводы суда подтверждены, и иными доказательствами.

Учитывая степень опасности применяемых ответчиком в ходе выполнения полевых работ химикатов, суд правильно пришел к выводу о том, что ответчик осуществлял деятельность, представляющую повышенную опасность для окружающих.

Не оспаривая факт массовой гибели принадлежавших истцу пчёл непосредственно после произведённой обработки поля химикатами, сторона ответчика в обоснование своих возражений, приведённых в апелляционной жалобе, ссылается на недостаточность доказательств наличия причинно-следственной связи между обработкой полей пестицидами и гибелью пчёл на пасеке истца, недоказанность размера ущерба, указывая на несоблюдение требований к отбору образцов, их транспортировке, определению ущерба, предусмотренных Инструкцией по профилактике отравления пчел пестицидами, утверждённой Главным управлением ветеринарии и Государственной ветеринарной инспекцией Госагропрома СССР в 1989 году, и ненадлежащую методику исследования, проведённого с целью установления причины гибели пчёл ГУ Омской области «Омская областная ветеринарная лаборатория».

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

При этом допустимыми являются любые полученные в соответствии с законом доказательства, за исключением случаев, когда законом предусмотрено подтверждение отдельных обстоятельств только определёнными средствами доказывания, что следует из содержания ст. ст. 55 и 60 ГПК РФ.

Наличие же вышеуказанной Инструкции не может расцениваться, как установленная законом обязанность подтверждать факт гибели пчёл от отравления пестицидами и размер ущерба только посредством составления предусмотренных Инструкцией документов, поскольку п. 4.7 и п. 5.2 Инструкции предусмотрена возможность установления факта гибели пчёл от отравления пестицидами и размера причинённого ущерба вообще без проведения лабораторной диагностики и в отсутствие ветсанпаспорта пасеки.

На основании оценки свидетельских показаний лиц, подтвердивших факт гибели пчёл истца непосредственно после обработки ответчиком пестицидами, располагавшихся вблизи пасеки полей, составленного с участием незаинтересованных сотрудников ГУ ОСББЖ по Муромцевскому району акта гибели пчёл на пасеке Боксбергера А.А., результатов, проведённого компетентным органом ГУ Омской области «Омская областная ветеринарная лаборатория» лабораторного исследования, подтвердившего факт гибели пчёл именно в результате отравления пестицидом, применявшимся ответчиком, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о наличии причинно- следственной связи между проводившейся ответчиком обработкой полей и гибелью принадлежавших истцу пчёл. Каких-либо доказательств, опровергающих этот вывод, ответчиком не представлено.

Отсутствие представителя ответчика в составе комиссии, проводившей обследование пасеки истца после гибели пчёл, отбиравшей образцы для направления на лабораторное исследование, как и факт доставки изъятых образов в специализированное учреждение истцом, а не представителем ветеринарной службы, не может служить доказательством отсутствия такой причинно-следственной связи.

Представленными в материалы дела справкой Администрации Камышино-Курского сельского поселения Муромцевского муниципального района подтверждено, что по состоянию на 01.07.2011 г., то есть до начала проведения ответчиком полевых работ по обработке зерновых культур химикатами, у Боксбергера А.А. в подсобном хозяйстве имелось 14 пчелосемей, а по состоянию на 13.06.2011 г. - 2 пчелосемьи (л.д.22). Указанные факты подтверждают, что в результате отравления пестицидами у Боксбергера А.А. погибло именно 12 пчелосемей. Вышеуказанное следует и из показаний, допрошенных судом свидетелей. Анализ их показаний, приведённый в решении, судебная коллегия считает правильным. Представленные истцом доказательства количества погибших пчелосемей согласуются друг с другом, и объективных данных, позволяющих усомниться в их достоверности, ответчиком представлено не было.

Суд правильно указал также на наличие вины в гибели пчёл ответчика, нарушившего положения Федерального закона «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами» и нормы санитарных правил и нормативов при обращении с ними, посчитав недоказанными доводы о надлежащем извещении жителей с. Камышино-Курское о предстоявшей обработке полей пестицидами.

Анализ соответствующих нормативных актов и доказательств, приведённый в решении, судебная коллегия считает правильным. При этом судебная коллегия не усматривает какой-либо вины или грубой неосторожности истца, который в отсутствие надлежащего извещения не имел возможности принять меры для предотвращения ущерба.

При изложенных обстоятельствах суд в соответствии с требованиями ст. 1064 ГК РФ правомерно возложил на ответчика обязанность по возмещению вреда, причиненного истцу.

Определяя размер ущерба, суд, исходя, из требований ст. ст. 15, 1082 ГК РФ, принял во внимание представленные в материалы дела сведения о стоимости пчелопакетов с живой пчелой карпатской пароды, приобретенных иным лицом непосредственно до произошедшей гибели пчел (л.д. 38), представленные Омской региональной общественной организацией «Областное общество пчеловодов», справки о среднем медосборе за сезон и средней стоимости меда, определил общую стоимость погибших пчелосемей и недополученного в результате этого мёда, что соответствует требованиям закона и не противоречит приведённой ответчиком Инструкции. Доводы жалобы о неверном определении размера упущенной выгоды являются безосновательными, поскольку доказательств иной средней стоимости пчелосемьи, мёда или ином среднем размере медосбора суду не представлено.

То обстоятельство, что период медосбора начинается во второй половине июля, на иной вывод судебной коллегии о размере упущенной выгоды повлиять не может. В судебном заседании истец пояснил, что до 07.08.2011 сбор мёда им не осуществлялся, поскольку до середины августа мёда для сбора было не достаточно.

В соответствии с ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Обязанность представлять такие доказательства лежит на сторонах в силу ст. 56 ГПК РФ. Поскольку ответчиком представленные истцом доказательства факта причинения ущерба и его размера не были опровергнуты, суд правомерно удовлетворил заявленные требования.

При рассмотрении спора судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для его разрешения, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка, соблюдены нормы материального и процессуального права. Оснований для отмены или изменения обжалуемого решения нет.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда

определила:

заочное решение Муромцевского районного суда Омской области от 23 июля 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

 

Flag Counter