Вернуться на карту ↩

Апелляционное определение по делу № 33-1971-2013

Судебная коллегия по гражданским делам Курского областного суда в составе:

председательствующего – Муминовой Л.И.

судей - Ефремовой Н.М., Геращенко Е.М.

при секретаре - Куликовой Т.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 04 сентября 2013 г. дело по иску Семенихина И.А. к Белозёрову Н.В., Бабину В.А., Илюхину О.И. о взыскании материального ущерба, поступившее по апелляционной жалобе Семенихина И.А. на решение Суджанского районного суда Курской области от 19 июня 2013 г., которым постановлено об отказе в иске.

Заслушав доклад судьи Ефремовой Н.М., Семенихина И.А. и его представителя Шевцову О.И. в поддержание доводов жалобы, возражения на жалобу Белозёрова Н.В., Бабина В.А. и их представителя Кириченко И.Ф., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Семенихин И.А. обратился в суд с иском к Белозёрову Н.В., Бабину В.А., Илюхину О.И. о взыскании материального ущерба, мотивируя свои требования тем, что ДД.ММ.ГГГГ ответчики проводили авиационную обработку сельскохозяйственных полей (подсолнечник) пестицидами с нарушением установленного законом порядка, что повлекло гибель принадлежащих ему 165 пчелосемей и причинение материального ущерба в размере 852500,55 рублей.

Просил взыскать в солидарном порядке с ответчиков сумму материального ущерба в размере 852500,55 руб., судебные расходы по оплате заключения об оценке ущерба.

Суд постановил решение об отказе в иске.

В апелляционной жалобе Семенихин И.А. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное и принять новое решение об удовлетворении иска.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене в части.

Отказывая в удовлетворении иска о взыскании материального ущерба с Белозёрова Н.В. и Бабина В.А., суд сослался на то, что истцом не представлено доказательств того, что действиями ответчиков ему причинён ущерб.

Данные выводы суда не соответствуют закону и материалам дела.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинён не по его вине.

В соответствии с законом (ст.1064 ГК РФ) для возмещения ущерба требуется наступление вреда с подтверждением его размера, вины причинителя и причинной связи между действиями (бездействием) причинителя вреда и наступившим вредом. Факт причинения вреда истцу, размер вреда – это те обстоятельства, которые должен доказать истец в силу ст.1064 ГК РФ.

Как следует из материалов дела, Белозёров Н.В. является главой КФХ и имеет на праве пожизненного наследуемого владения земельный участок площадью 47,5 га, расположенный на землях <адрес>. В состав этого участка входит поле площадью 30 га, который расположен в 500 метрах от <адрес> и в 550 метрах от пасеки истца. Весной ДД.ММ.ГГГГ Белозёров Н.В. и Бабин В.А. засеяли данное поле подсолнечником, договорившись о распределении расходов и прибыли в равных долях.

ДД.ММ.ГГГГ Бабин В.А. по договорённости с Белозёровым Н.В. приобрёл пестицид «Реглон-Супер» для быстрого созревания подсолнечника, он же договорился с Илюхиным О. И. об авиационной обработке поля этим пестицидом. Обработка поля проводилась ДД.ММ.ГГГГ в утреннее время. Данные обстоятельства не оспариваются сторонами.

Из инструкции по применению «Реглон-Супер» следует, что препарат является пестицидом со 2 классом опасности. Проводить обработку растений возможно в утреннее или вечернее время при скорости ветра не более 4-5 м\с (0 м\с для авиаприменения). Пограничная защитная зона для пчёл не менее 2-3 км (не менее 5-6 км для авиаприменения) (л.д.24).

Согласно п.2.16 СанПиН 1.2.2584-10 «Гигиенические требования процессов испытаний хранения,перевозки, реализации, применения, обезвреживания и утилизации пестицидов и агрохимикатов», утверждённых Постановлением от 02.03.2010 №17 главного Государственного санитарного врача Российской Федерации, до проведения обработок пестицидами, не позднее чем за 3 дня, ответственные за проведение работ должны обеспечить оповещение о запланированных работах население близлежащих населённых пунктов, на границе с которыми размещаются подлежащие обработки площади, через средства массовой информации (радио, печатные органы, электронные средства и другие способы доведения информации до населения) о запланированных работах.

На границах обрабатываемых пестицидами площадей (участков) выставляются щиты (единые знаки безопасности) с указанием «Обработано пестицидами», содержание информацию о мерах предосторожности и возможных сроках выхода на указанные территории. Знаки безопасности должны устанавливаться в пределах видимости от одного знака до другого, контрастно выделяться на окружающем фоне и находиться в поле зрения людей, для которых они предназначены. Убирают их только после окончания установленных сроков выхода людей для проведения полевых работ, уборки урожая и других.

В соответствии с п.9.10 СанПиН 1.2.2564-10 запрещается авиационная обработка пестицидами участков, расположенных ближе 2 км от населённых пунктов.

При авиаобработке пестицидами должны соблюдаться следующие санитарные разрывы:

- от рыбохозяйственных водоёмов, источников питьевого водоснабжения населения, скотных дворов, птицеферм, территории государственных заповедников, природных (национальных) парков, заказников – не менее 2 км; от мест постоянного размещения медоносных пасек – 5 км. При невозможности соблюдения этих условий авиационная обработка не допускается.

Как следует из материалов дела, Белозёров Н.В. и Бабин В.А. ДД.ММ.ГГГГ проводили авиационную обработку пестицидом «Реглон-Супер» поля подсолнечника, расположенного в 500 метрах от населённого пункта – <адрес>, и от 550 м от места постоянного размещения медоносной пасеки Семенихина И.А. (л.д.114).

При этом, ответчики не оповестили владельцев пасек, в частности Семенихина И.А. о необходимости исключения вылета пчёл ранее срока, указанного в рекомендациях по применению препарата «Реглон-Супер»; обработку поля выполняли в утреннее время, при скорости ветра 4 м/с (л.д.139); работы, связанные с применением пестицидов, не регистрировали в специальном журнале, записи которого необходимы при проверке качества работ и для анализа динамики остаточных количеств пестицидов в объектах окружающей среды.

Данное обстоятельство не оспаривается ответчиками и подтверждается вступившим в законную силу постановлением № от ДД.ММ.ГГГГ Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Орловской и Курской областям, из которого усматривается, что в ходе проверки обращения Семенихина И.А. по факту гибели пчёлосемей были выявлены допущенные Белозёровым Н.В. нарушения правил обращения с пестицидами и агрохимикатами. За выявленные нарушения правил применения пестицидов Белозёров В.Н. привлечён к административной ответственности по ст. 8.3 КоАП РФ и подвергнут штрафу, который он оплатил.

На основании ч.4 ст.1 ГПК РФ, по аналогии с ч.4 ст.61 ГПК РФ, вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении обязательно для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесено это постановление.

Таким образом, виновные действия ответчиков в нарушении обязательных правил при использовании пестицидов в период гибели пчёлосемей на пасеке истца установлены постановлением по делу об административном правонарушении от ДД.ММ.ГГГГ, показаниями свидетелей Т.Е.В., П.Т.В., а также материалом проверки по факту гибели пчёл у Семенихина И.А. №, которая начата ДД.ММ.ГГГГ по заявлению истца (л.д.99-139).

Доводы ответчиков, что данный препарат не опасен для пчёл, являются несостоятельными, поскольку применение данного пестицида требует соблюдения положений указанных в Инструкции по профилактике отравления пчёл. Несмотря на то, что класс опасности для пчёл - третий (малоопасный), однако препарат должен применяться только при условии соблюдения Инструкции по применению. При этом, лёт пчёл при обработке данным препаратом ограничен 24-48 часами.

Однако, как следует из материалов дела ответчиками Инструкция по применению данного препарата не соблюдена, истец об обработке поля ответчиками не предупреждался, препарат попал на территорию пасеки, что, по мнению судебной коллегии и привело к гибели пчёлосемей.

Доводы ответчиков о том, что препарат не мог попасть на пасеку, являются несостоятельными, поскольку, как не отрицали сами ответчики, препарат не только ускоряет процесс созревания растений, но и уничтожает сорняки. Как следует из показаний истца, на его пасеке полностью уничтожен растительный покров, что подтверждается и протоколом осмотра места происшествия и фототаблицей к нему (л.д.113-120), что свидетельствует о попадании препарата на территорию пасеки.

Ссылка ответчиков на то, что не установлен факт гибели пчёлосемей именно от действия данного препарата, являются несостоятельными, поскольку на возможность гибели пчёл от пестицида «Реглон-Супер» указывают Рекомендации производителя о применении указанного препарата ООО «Сингента», по заказу и под контролем которого данный препарат изготовлен на предприятии ООО «Кирово-Чепецкий завод «Агрохимикат» (ТУ 2445-005-49963922-2008) (л.д.23 и оборот 23).

В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В силу ч.1 ст.56 ГПК РФ обязанность доказывать отсутствие вины в причинение ущерба лежит именно на ответчике.

Однако, доказательств, что гибель пчёл произошла не по их вине, а от иных причин, или от действий третьих лиц, ответчиками в суд не представлено, а потому оснований для отказа в возмещении ущерба истцу, не имеется.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия считает, что имеется причинно-следственная связь между виновными действиями ответчиков, связанными с нарушением правил применения пестицидов, и гибелью пчёлосемей на пасеке истца.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, при этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб).

Статьей 12 ГК РФ предусмотрены способы защиты гражданских прав, которые гражданин выбирает самостоятельно. В данном случае истец просил возместить материальный вред в виде денежной компенсации за утраченное имущество.

Из справки администрации <адрес> следует, что у Семенихина И.А. имелось 160 пчёлосемей (л.д.149-151), что подтвердили и свидетели. Данное обстоятельство ответчиками не оспаривается.

Факт гибели пчелосемей на принадлежащей истцу пасеке подтверждается допрошенными в судебном заседании показаниями свидетелей Б.А.Г., Т.Е.В., протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, из которого следует, что в двух ямах обнаружены в большом количестве мёртвые пчёлы.

Свидетель Т.Е.В., показала, что она помогала истцу убирать погибших пчёл. Во всех ульях, имеющиеся на пасеке пчёлосемьи погибли.

При этом, судебная коллегия считает, что утверждения истца в части количества погибших пчёлосемей являются последовательными, согласуются с показаниями свидетелей. Оснований не доверять данным доказательствам, у судебной коллегии, не имеется. Доказательств, опровергающих объём причиненного ущерба, ответчиком суду не представлено.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает необходимым удовлетворить исковые требования истца частично, а именно взыскать в его пользу стоимость 160 пчёлосемей, которая согласно отчёта об оценке от ДД.ММ.ГГГГ составляет 826667,20 рублей. При этом, возражений относительно завышения или занижения стоимости утраченного имущества от сторон не поступило.

Показания свидетеля Белозёров И.В. о том, что гибель пчёлосемей произошла из-за некачественного сахара, судебная коллегия оценивает критически, поскольку данные показания ничем не подтверждаются. При этом, из показаний свидетеля П.Т.В. следует, что она как специалист Суджанской ветлаборатории проводила обследование пчёл Семенихина И.А., пчёлы истца всегда были здоровы, и такая массовая гибель пчёлосемей могла произойти только при отравлении пчелы.

Учитывая, что Белозёров Н.В. и Бабин В.А. совместно обрабатывали поле, приобретали пестицид, распределили прибыль, то судебная коллегия считает, что они должны совместно нести ответственность за причинённый ущерб.

В то же время, вывод суда об отказе в иске о взыскании ущерба с Илюхина О.И., является обоснованным, поскольку, как следует из материалов дела, на Илюхине О.И. не лежит обязанность выполнения вышеуказанных требований СаНПиНа, поскольку он управлял самолётом и вылеты осуществлял по указанию Белозёрова Н.В. и Бабина В.А.

В соответствии с ч.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Как следует из материалов дела, истец оплатил производство оценки имущества в размере 4 347 рублей (л.д.13), которые подлежат взысканию с ответчиков.

Поскольку истец освобождён от уплаты госпошлины, то в соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчиков подлежит взысканию в доход бюджета муниципального образования «<адрес>» госпошлина в размере 11466 руб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 328, п.3, 4 ч.1 ст.330 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Суджанского районного суда Курской области от 19 июня 2013 года отменить в части отказа в иске о взыскании материального ущерба с Белозёрова Н.В. и Бабина В.А. и постановить новое решение, которым исковые требования Семенихина И.А. удовлетворить частично.

Взыскать в солидарном порядке с Белозёрова Н.В. и Бабина В.А. в пользу Семенихина И.А. в счёт возмещения материального ущерба 826667,20 руб., судебные расходы по оплате оценки в размере 4347 руб., а всего 831014, 20 руб.

Взыскать с Белозёрова Н.В., Бабина В.А. в доход бюджета муниципального образования «<адрес>» государственную пошлину по 5733 руб., с каждого.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Председательствующий:

Судьи: